0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Новое лечение рака в россии

Победа онкологов: 6 последних открытий в лечении рака

Вряд ли есть в мире люди, которые никогда в жизни не сталкивались с онкозаболеваниями. Недуг косит друзей, коллег по работе, соседей или самых близких. ВОЗ сообщает: рак – причина каждой шестой смерти, от которой в 2018 году умерло 9,6 млн пациентов. Сегодня надежды всех, кого не обошла стороной онкология, связаны с созданием на 100% эффективного лекарства от рака. Последние мировые достижения в области онкологии делают нас на шаг ближе к мечте.

Ниже представлены 6 наиболее значимых недавних открытий.

1. Получено подтверждение эффективности CAR T-клеточной терапии . По материалам от 20 сентября 2019 научно-практического журнала MedicalXpress, исследователи из Стэнфордского университета (США) оценили результат терапии за прошедшие годы и назвали методику революционным прорывом в области лечения рака. Ученые подтвердили результативность лечения у 60-93% больных злокачественными новообразованиями, которые прежде считались неизлечимыми. Чаще других метод срабатывал в случае острого лимфобластного лейкоза B-клеток.

2. Рак встраивается в нейронную сеть мозга — об этом свидетельствуют результаты 3-х исследований, опубликованных 18 сентября 2019г. в журнале Такая способность онкоклеток проявляется при глиоме головного мозга и метастатическом раке молочной железы. Опухоли мозга трудно поддаются излечению по причине бессимптомного течения и глубины проникновения в орган. Ученые Стэнфордского, Гейдельбергского университетов и Швейцарского института выяснили: раковые клетки остаются долго «в тени», т.к. интегрируются в нейронную сеть, не нарушают ее деятельность и ведут себя подобно нейронам. Эксперименты продолжаются. Итогом научной работы, по мнению экспертов, станет создание новых способов лечения рака. Пока установлено, что препараты от эпилепсии замедляют рост глиомы у подопытных мышей.

3. Раскрыт механизм устойчивости рака легкого к химиотерапии. 15 июля 2019 г. американские ученые из Университета Августы опубликовали результаты исследования, позволившего отследить процесс невосприимчивости рака легкого к воздействию «химии». Повышение концентрации молекулы TIMP-1 усиливает выработку белка IL-6, вызывающего устойчивость к химиотерапии. Чтобы проверить результаты, анализировались данные больных немелкоклеточным раком легкого. Установлено, что гораздо выше выживаемость у пациентов с низкими показателями TIMP-1 и IL-6. Показатели работали только вместе, и благоприятный уровень лишь одного из них не влиял на прогноз, уточнили авторы. В планах сотрудников лабораторий повторить сценарий для остальных типов опухолей. Немелкоклеточный тип составляет 80-85% случаев рака легкого. Выявленная взаимосвязь открывает перспективы для лечения самых безнадежных пациентов.

4. Технология Mu Ta To – прорыв в терапии злокачественных опухолей. Разработка сотрудников израильской компании AEBi – гибельная для онкоклеток комбинация веществ. Многоцелевой токсин избирательно атакует поврежденную ткань без поражения здоровой. По словам председателя AEBi, Дана Арилора, токсическое воздействие на атипичные клетки обеспечивает максимальный результат, видимый уже в начале применения. Терапия длится несколько недель, значительных побочных эффектов не наблюдается. Преимущество метода, объясняют авторы исследования, – отсутствие выраженных побочных действий и стойкая ремиссия вплоть до полного излечения от рака. Отметим, что научное сообщество восприняло Mu Ta To прохладно. По мнению экспертов, узкопрофильность препарата, его направленность на один вид опухоли не позволит продолжать борьбу с мутациями. Исследования продолжаются, поэтому у стартапа еще есть шанс собрать доказательную базу и совершить переворот в терапии онкозаболеваний.

5. Рак простаты можно вылечить за пару недель. К такому выводу пришли ученые Лондонского института изучения рака и сотрудники Фонда Royal Marsden NHS (Великобритания). Технология сокращает лечение опухоли простаты от нескольких месяцев до 7-14 дней. Суть терапии в облучении новообразования повышенными дозами радиации. Стереотаксическая радиотерапия SBRT облучает опухоль с миллиметровой точностью. Прицельное воздействие не разрушает здоровые ткани и позволяет безопасно облучать онкопациентов 5-кратными дозами. В исследовании приняли участие 847 больных раком простаты, которых разделили на две группы. Первые 432 участников получали стандартную радиотерапию – 39 доз лучей за 8 недель. Вторая группа из 415 пациентов прошла 5 сеансов за 1-2 недели по методу SBRT. Побочные эффекты лечения оказались идентичными.

6. Вакцина против рака. Израильские и португальские биотехнологи разработали вакцину, которая предотвращает или замедляет развитие меланомы – агрессивной формы рака кожи. Об этом говорится в статье издания Nature Nanotechnology. Как известно, химиотерапия и другие методики могут вызвать тяжелые побочные явления. Чтобы избежать токсичного воздействия на ослабленный организм, ученые предлагают вакцину с нано-частицами протеина, идентичного онкоклеткам. Прививка от рака обучает иммунитет больного выявлять и разрушать атипичные клетки без вреда для организма. Клинические испытания подтвердили эффективность терапии: мыши, зараженные меланомой уже после вакцинации, получили иммунитет против развития заболевания. В ходе второго эксперимента прививались больные мыши: 70% привитых мышей прожили более двух месяцев, а непривитые грызуны из контрольной группы погибли в течение 30 дней. Научная работа продолжается. Если она будет успешной, вакцина появится на фармацевтическом рынке через 5-10 лет.

Новые методы лечения рака

По данным Минздрава РФ, только в 2018 году в мире было зарегистрировано около 18 миллионов новых случаев рака и других злокачественных новообразований. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) утверждает, что с онкологическими заболеваниями сталкивается каждый пятый мужчина и каждая шестая женщина.

Новые методы лечения рака позволяют помочь пациентам, которые ранее могли рассчитывать только на паллиативную помощь.

Люди, далекие от медицины и сами врачи связывают терапию онкологических заболеваний с массивными, калечащими операциями, изнуряющей химиотерапией, которая переносится тяжелее, чем сами симптомы болезни, долгим восстановлением и постоянным страхом, что болезнь вернется.

Критерием эффективности лечения рака считают так называемую пятилетнюю выживаемость. Этот отрезок времени отмеряют от момента обнаружения онкологического процесса. Он связан с тем, что в данные сроки возникает наибольшее число рецидивов опухоли. ВОЗ отмечает, что ранняя диагностика и успешное лечение в последние годы «подарили» до 5 лет жизни почти 44 миллионам пациентов.

Как развивается рак

Клетки организма размножаются делением и начинают умирать после 50-52 циклов. Процесс естественной гибели называется апоптоз. Зараженные вирусом, мутирующие клетки выставляют на своих оболочках специальные маркеры. Их распознает и немедленно уничтожает иммунная система. Соседние клетки утилизируют продукты распада.

В организме человека ежедневно возникает угроза появления и воспроизведения «неправильных» клеток. Заболевание возникает только при нарушениях со стороны иммунитета или внутриклеточных механизмов регуляции.

Бесконтрольное размножение приводит к тому, что клетки не успевают созревать, утрачивают свои свойства. Они распространяются в окружающие ткани или мигрируют с кровью, лимфой, образуя метастазы. Канцерогенез — процесс перерождения обычных клеток в атипичные.

Как работает традиционное лечение

Стандартные современные методы лечения рака направлены на уничтожение опухоли различными способами:

  • оперативное вмешательство;
  • введение химиопрепаратов;
  • лучевая или радиотерапия
  • иммунотерапия

При хирургическом лечении врач удаляет массив атипичных клеток. К недостаткам метода относят невозможность убедиться на месте, что рак удален в полном объеме, и сложность проведения операции в труднодоступных местах.

Во время химиотерапии пациент получает лекарства, которые нарушают жизнедеятельность, тормозят размножение клеток опухоли или стимулируют их апоптоз. Препараты воздействуют и на здоровые ткани организма, что ухудшает переносимость лечения. У ряда пациентов рак может и не реагировать на стандартные средства.

Радиотерапия борьба с опухолью различными видами излучения. Она повреждает ДНК быстро делящихся клеток, приводя к их гибели. Недостаток метода заключается в невозможности прицельного воздействия только на патологический очаг.

Чтобы стандартное лечение помогло пациенту, необходимо стечение обстоятельств:

  • небольшой размер и хорошая доступность первичной опухоли,
  • низкая злокачественность и хороший ответ на препараты,
  • хорошая переносимость курса терапии.
Читать еще:  Протрузия межпозвонковых дисков лечение

А как же быть тем, чья история борьбы с раком осложнена отягчающими обстоятельствами? В области онкологии новости лечения связаны с преодолением стандартных проблем терапии:

  • нечувствительность рака к препаратам или облучению;
  • невозможность воздействия только на клетки опухоли;
  • большой объем образования и риск непереносимости терапии;
  • риск оставить рак на месте после операции.

Если иммунитет «растерялся»

В крови человека есть клетки, выполняющие защитную функцию. Это T и B-лимфоциты. Они помогают расправляться как с инфекционными агентами, так и с аномальными образованиями: обнаруживают, передают информацию о «преступниках», ликвидируют угрозу и сохраняют в памяти сведения о контакте. На оболочках клеток организма находятся рецепторы, которые сигнализируют иммунитету, все ли с ними в порядке. Зараженные вирусами или атипичные образования подлежат уничтожению.

Маркировка опасных раковых клеток

Если иммунная система пропускает начало опухолевого процесса, болезнь прогрессирует. Раковые клетки действуют хитростью, маскируя свои рецепторы специальными белками.

Микробиологи изобрели так называемые моноклональные антитела. Это белковые молекулы, имеющие сродство только к определенным рецепторам. Антитела связываются с раковыми клетками, не только делая их видимыми для иммунной системы, но активируя их уничтожение.

Моноклональные антитела созданы для молекул, отвечающих за развитие разных заболеваний. Этот принцип лег в основу таргетной (прицельной) терапии. Например, препарат Ритуксимаб эффективен при лечении B-клеточных лимфом, Цетуксимаб для борьбы с раком толстой и прямой кишки, опухолями головы и шеи. Бевацизумаб применяют при опухоли молочной железы, толстого кишечника, головного мозга и немелкоклеточном раке легких.

Эти медикаменты доступны и в России. Первое время их производством занимались только иностранные компании. Пациенты с нечувствительностью к стандартной химиотерапии могли опасаться, что препарат не придет вовремя или будет стоить дороже. С 2012 года российская компания Biocad производит биоаналоги: Гертикад, Авегра, Ацеллбия.

CAR-T – найти и уничтожить

Генная терапия помогает организму бороться с опухолью посредством модифированных T-лимфоцитов. Их готовят индивидуально. Из крови пациента выделяют нужные клетки, а в структуру ДНК встраивают рецептор, состоящий из нескольких частей. Его внеклеточная часть на оболочке распознает раковые клетки. Внутриклеточная область активизирует другие звенья иммунитета. За счет этого происходит уничтожение опухоли. «Отработавшие» лимфоциты не погибают, а продолжают поиски новых клеток.

Универсальный рецептор на поверхности позволяет настраивать иммунитет против разных опухолевых антигенов. T-клетки легко проникают внутрь раковой опухоли. Так CAR-T позволяет уничтожать самые мелкие метастазы в головном и спинном мозге, снижая риск рецидива. Генную терапию считают более эффективной по сравнению с моноклональными антителами.

Достижения иммунной терапии

Среди последних новостей в онкологии – официальное разрешение американской федерации FDA на применение CAR-T в борьбе с B-клеточными лимфомами. Препарат Yescarta — лишь второе такое средство за всю историю генной терапии.

Ученые доказали, что применение моноклональных антител в комплексе с CAR-T – один из самых эффективных методов лечения рака у пациентов с плохой переносимостью и резистентностью к традиционной химиотерапии. Так у пациентки с 4 стадией карциномы молочной железы уменьшился в объеме первичный очаг и его метастазы.

В 2018 году Нобелевская премия за метод лечения рака была присуждена двум ученым Джеймсу Эллисону (США). Их исследования продолжались более 20 лет и привели к открытию белка PD-1 и рецепторов CD152 на лимфоцитах, мешающих иммунитету находить и уничтожать раковые клетки. Затем ученые синтезировали препараты, которые решают эту проблему. В перспективе средства позволят увеличить выживаемость при опухолях различной локализации, в том числе при наличии метастазов.

Эти новые методы лечения рака доступны и в России. Среди зарегистрированных зарубежных препаратов: Китруда, Ервой, Тецентрик.

Диагностика и лечение с помощью света

Отделение злокачественной опухоли от здоровой ткани представляет определенные сложности. Травмы новообразования при операции и сохранение в организме «забытых» клеток может стимулировать рост и метастазирование опухоли. Так в 2017 году хорошей новостью в лечении рака стало открытие профессора Хайинь Лю из Мичиганского технологического университета. Химик обнаружил антитела, которые при введении в организм прикрепляются только к раковым клеткам и заставляют их светиться в инфракрасном диапазоне. Очаги опухоли хорошо заметны на фоне здоровых тканей, имеющих зеленоватое или синеватое свечение. Этот метод стали применять для ревизии операционного поля и окружающих лимфоузлов во время операции.

Фотодинамическая терапия основана на использовании светочувствительных веществ (фотосенсибилизаторов) и лазерной установки. Их молекулы поглощают кванты света, уничтожая раковые клетки и разрушая сосуды, питающие опухоль. Невозможность прицельного воздействия лазера позволяла применять его только для видимых кожных опухолей.

Однако изобретение ученых в московском университете НИТУ «МИСиС» позволило преодолеть это ограничение. Они соединили молекулу фотосенсибилизатора с контрастным агентом. Так в конце 2018 года был получен инструмент, помогающий использовать фототерапию для рака другой локализации. Новое в лечении онкологии в 2019 году — это возможность отслеживать границы опухоли и концентрацию фото-лекарства в пораженном органе с помощью МРТ.

Нижегородские ученые синтезировали флуоресцентный белок, который позволяет обнаруживать клетки опухолей. В 2012 году они получили патент на воспроизведение пептида, уничтожающего рак шейки матки в поле лазера.

Прицельное воздействие на опухоль

Радиотерапия сопряжена с риском получения массивного облучения. Во время лечения повреждаются не только раковые, но и здоровые клетки. К самым сложным локализациям опухоли относят голову и шею ввиду опасности повреждения головного мозга и крупных сосудов. Поражение зрения, слуха неизбежно снижает качество жизни пациента. Кроме того, до ряда опухолей нельзя добраться хирургическим путем.

Уничтожить такой рак помогает стереотаксическая гамма-терапии (или гамма-нож). Лучевые диагносты определяют точную локализацию и размеры образования, после чего в патологический очаг направляют до 200 лучей из разных точек. Единственная процедура занимает несколько часов и дает результат, сопоставимый с 30 сеансами облучения.

Гамма-нож – неинвазивная хирургическая процедура, которая позволяет пациентам возвращаться домой в день ее проведения. В 2019 году в России действует 6 установок, позволяющих помочь 3 тысячам пациентов в год. Новости онкологии в этой области обнадеживают онкобольных перспективами открытия 20 таких центров в стране.

В 2018 году сотрудники филиала «НМИЦ радиологии» Минздрава в г. Обнинске сконструировали портативные нейтронные генераторы на базе гамма-излучателей. Нейтронное излучение в онкологии применяется более 40 лет. Однако необходимость строить для оборудования отдельные здания и возможность пролечить не более 10 человек в день существенно ограничивали применение генератора. Компактные приборы решают эту проблему.

Снизить повреждение окружающих тканей возможно благодаря замене рентгеновского излучения на протонное. Оно лучше концентрируется в очаге. В 2018 году немецкие ученые из Центра им. Гельмгольца Дрезден-Россендорф успешно соединили протонную терапию с МРТ-сканером. Ранее визуализацию опухолей выполняли с помощью компьютерной томографии, на которой хорошо отображаются только неподвижные костные образования. Среди новостей в лучевом лечении рака в 2019 году – создание прибора, позволяющего ввести протонное облучение в клиническую практику.

Экспериментальное лечение рака

Внедрение новых методик терапии возможно благодаря клиническим исследованиям. В ходе экспериментального лечения используются методы, эффективность и безопасность которых полностью не изучена. Онкологи проводят набор пациентов с определенным заболеванием. Они полностью обследуют кандидатов и отсеивают тех, кто не подходит по состоянию здоровья.

Лица, прошедшие скрининг, получают бесплатную экспериментальную терапию. К ней относят:

  • генное лечение;
  • локальное замораживание тканей;
  • точечный нагрев тканей;
  • применение бактерий-анаэробов;
  • вакцины против рака;
  • лечение лазером;
  • нанотехнологии.

Участие в клинических исследованиях дает шанс выйти в ремиссию пациентам, которым не помогают стандартные схемы лечения.

Можно ли считать, что экспериментальная терапия позволяет победить рак? Исследователи рассказывают о протоколах с ошеломляющими результатами. Так при испытании препарата Китруда в 2013 году около 76% участников почувствовали облегчение, а полностью излечилось от рака около 20%. Так препарат был включен в схемы лечения различных агрессивных опухолей.

При обнаружении немедленных или отсроченных негативных последствий протоколы закрывают, а средства или методы не допускают до рутинной практики.

С 2018 года работает сервис, позволяющий онкологам России искать больницы, в которых проводят экспериментальную терапию, и направлять туда пациентов. Он создан непосредственно Агентством клинических исследований и Российским онкологическим обществом RUSSCO.

Читать еще:  Можно ли парить ноги при температуре, насморке, кашле или гайморите

Последние новости в онкологии: что ожидать в 2019 году?

Ученые разных стран объединяются в интересах пациентов. Так 19 февраля 2019 года на базе филиала ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России состоялся первый семинар по регенеративной медицине. Отрасль находится на стыке биологии, инженерии и лечебной деятельности. Регенеративная медицина помогает восстанавливать поврежденные, удаленные ткани за счет стволовых клеток пациентов, трансплантации или имплантации биоматериалов.

Специалисты в области клинической иммунологии, радиологии, регенеративных технологий из России принимали японских коллег. Трансляция семинара позволила коллегам из 38 регионов получить актуальную информацию о применении новых дендритно-клеточных вакцин от рака, культивировании стволовых клеток с помощью роботов, инженерных методиках.

Кроме того, среди новостей онкологии 2019 года в России — успешное внедрение органосохраняющих операций при раке легких и эндоскопическое удаление новообразования желудка и толстого кишечника.

К сожалению, онкологи до сих пор не располагают «волшебной таблеткой» от всех видов опухолей. Рак остается заболеванием с высокой летальностью. Однако современные изобретения в этой области помогают подарить жизнь и здоровье все большему числу пациентов.

Как лечат онкологию в 2019 году. Рассказывает хирург-онколог

В развитых странах рак принято считать одним из хронических заболеваний. Вроде диабета или проблем с сердцем. У нас же его воспринимают как приговор. И когда случается страшное, каждый справляется, как может.

Многие боятся операций, химии, сильных обезболивающих. Люди с онкологией углубляются туда, где чудесное исцеление обещают легко и быстро. Они начинают пить соду и травяные отвары, несут последние деньги инста-гуру, умеющим «разговаривать с раком», ходят к магам, верят в целебные свойства пчел и керосина и делают много других странных вещей.

Но, вообще-то, «в ассортименте» есть еще и доказательная медицина, наука. И онкология – активно развивающаяся область. Пикабу вместе с хирургом-онкологом частной московской клиники «Медицина 24/7» Антоном Александровичем Ивановым решили разложить по полкам все, что может нынешняя онкология. Не где-то там, за миллионы долларов, а здесь, у нас. Даем тезисно инвентарь: что есть в распоряжении онкопациента в России 2019 года.

Врач рассказывает обо всем на примерах из практики.

Лучевая и химиотерапия, операции – это база. Они за последние десятилетия изменились, могут больше и работают лучше. А хирурги стремятся по возможности заменить открытые операции на малоинвазивные вмешательства. То есть выбирать варианты эндоскопических операций: используют эндоскопические видеокамеры (лапароскопы, торакоскопы, операционные микроскопы и навигационные системы, интраоперационные компьютерные томографы) и работают через минимальные надрезы.

«После таких операций пациент восстанавливается быстрее – не за несколько недель, а за несколько дней», – подчеркивает онколог А. А. Иванов. Раньше считалось, что малоинвазивные методики недостаточно радикальны, выше риск удалить не всю опухолевую массу. Но в 2019-м с онкологической точки зрения они не уступают операциям открытого типа.

С развитием линейных ускорителей (оборудование, которое направляет в область опухоли пучок элементарных частиц) можно провести меньше сеансов терапии, хоть и более высокими дозами: не 2, а 6 Грей за один раз. Облучение более «прицельное», поэтому меньше побочных эффектов.

Появились новые методики, например, «кибернож». Нож – только название, на самом деле это одна из форм лучевого воздействия, разрушающего опухоль. Также развивается 3D-конформная лучевая терапия (3D-CRT) – когда область облучения моделируется максимально близкой к форме опухоли, чтобы сберечь здоровые ткани. И брахитерапия – когда хирурги внедряют источник радиоактивного излучения прямо в опухоль, чтобы он разрушал ее изнутри.

Все это позволяет лечить пациентов, у которых есть противопоказания к хирургическим операциям: ишемическая болезнь сердца, постинфарктный кардиосклероз и еще масса соматических заболеваний – у людей после 70 лет почти всегда собирается «букет». Для лучевой терапии это не помеха. Ну и снова про качество жизни. Так, 15 лет назад пациент при лучевой терапии лежал в стационаре полтора-два месяца. Сегодня он живет дома, обычной жизнью, вы по нему и не скажете, что он проходит курс лучевой терапии.

Тяжелые последствия лечения тоже можно сильно смягчить

Часто пациенты боятся и хирургов, и химиотерапевтов: уже ощутили на себе и последствия операций и медикаментозного лечения. Хороший онколог обязан предвидеть и предупреждать о побочных эффектах, назначать адекватную поддерживающую терапию, чтобы облегчить послеоперационный период для пациента. Да хотя бы просто объяснить, что делать с тошнотой после химиотерапии. Но я до сих пор слышу от пациентов, что не всем и не всегда выписывают антиэметики (противорвотные препараты).

И надо понимать, что порядка 30% российских онкопациентов получают химиотерапию вообще без какого-либо гистологического исследования (то есть образцы их опухоли не изучают). Лечение назначают только по результатам, например, МРТ. Так делать нельзя! Даже с современной диагностикой врач не может единолично принимать такие решения.

Лечение рака сегодня – сложная мультидисциплинарная сфера. В «Медицине 24/7» все решения принимаются коллегиально: собирается консилиум, обсуждаются мнения нескольких смежных специалистов.

По анализу ДНК опухоли подбирают препарат, который сработает именно против нее. Это позволяет продолжить лечение, когда «перепробовали все, но ничего не помогает». Генетическое тестирование порой открывает дверь из тупика.

Долгое время считалось, что метастазы рака молочной железы по своему молекулярно-биологическому типу идентичны первичной опухоли. И при обнаружении метастазов назначали такое же лечение. Позже выяснилось, что у опухоли генетический статус может быть, например, HER2 позитивный, а у метастазов в печени он меняется. Это означает, что для продолжения лечения нужны совсем иные препараты.

У всех пациентов, у которых находим метастазы меланомы или рака молочной железы, мы берем для гистологического исследования образцы не только ткани первичной опухоли, но и метастатически пораженных участков организма. Это продлевает таким людям жизнь на годы.

Отчет о генетическом исследовании содержит информацию, которая позволяет онкологу выстроить наиболее эффективную программу лечения для конкретного пациента.

Стимуляция собственного иммунитета человека на борьбу с раковыми клетками. Новый способ лечения, за который дали последнюю Нобелевскую премию.

При иммунотерапии в организм не вводят ничего чужеродного. Препараты просто активируют собственную иммунную систему и заставляют ее бороться с раковыми клетками. Таким образом, мы избавляем пациента от побочных эффектов, которые есть, допустим, при проведении многокурсовой химиотерапии.

Результаты позволяют говорить о настоящих прорывах в лечении, например, метастатической меланомы. Раньше это были так называемые «отказники», за лечение этих пациентов никто не брался. Пациенты при III стадии немелкоклеточного рака легкого после лечения жили в среднем до года. После комбинированного лечения (химиотерапия + таргетная + иммунотерапия) срок жизни продлевали до трех лет.

Иммунотерапия может помочь людям с раком желудка, мочевого пузыря, почки, раком легкого, меланомой.

Схема работы иммунопрепарата, ингибитора PD-1. Именно за это открытие Тасуку Хондзе получил Нобелевскую премию. Он нашел на поверхности Т-клетки (клетка иммунитета) молекулу PD-1 и выяснил, что PD-1 переводит Т-клетку в «спящий режим», когда связывается с соответствующим белком PD-L1 на поверхности опухолевой клетки. А препарат-ингибитор PD-1 размыкает эту связь и снова активирует Т-клетки на уничтожение клеток опухоли.

В таргетной (от англ. слова «мишень») терапии препараты действуют прицельно на раковые клетки и не повреждают здоровую ткань, как это делает классическая химиотерапия. Например, трастузумаб – препарат, который 20 лет назад произвел в революцию в лечении рака молочной железы. Благодаря ему десятилетняя выживаемость выросла на 30%.

В таргетной терапии активно разрабатываются новые препараты. При лечении того же рака молочной железы применяют пертузумаб – это уже лекарство нового поколения. Там, где при раке яичников, поджелудочной железы, легких, мочевого пузыря оказывается неэффективным препарат паклитаксел, назначают НАБ-паклитаксел, и он дает результат. Если колоректальный рак не отвечает на бевацизумаб – есть афлиберцепт.

Сферы-эмболы одновременно закупоривают сосуды, питающие опухоль, и высвобождают прикрепленный к ним препарат, убивающий раковые клетки. Так лечат первичные и метастатические опухоли в печени.

Препараты с микрокапсулами, выделяющими лекарство против опухоли.

Читать еще:  Сводит мышцы витамины

Препарат блокирует кровоток в сосудах, питающих опухоль в печени.

Химиоэмболизация дает нам массу возможностей. При опухолях в печени, например. Через бедренную артерию вводим катетер, двигаемся вверх по аорте, в печеночную артерию в сосуд, кровоснабжающий ткань опухоли. По катетеру подаются микросферы из особого пластика, которые несут цитостатический препарат (против роста опухоли). Раковые клетки лишаются питания и перестают расти.

После такого лечения метастаз или опухоль, которые были слишком велики, чтобы их удалить, уменьшаются в размере – мы можем такого пациента прооперировать.

В этом направлении технологии тоже все время совершенствуется: микросферы становятся все более мелкими, то есть тщательнее перекрывают кровоток к опухоли, и за счет изменения поляризации, они лучше удерживают препарат: действие процедуры теперь более выраженное и длится дольше.

Радиочастотная абляция (РЧА) метастазов под контролем компьютерной томографии

Выход для пациентов, которым противопоказана «химия» или хирургическая операция. Ничего не вырезают, через прокол вводят иглу в метастаз и разрушают его прицельно, накаляя электрод до температуры «выпаривания» опухолевой ткани. Метод применяют при небольших опухолях или метастазах в печени, почках, легких, надпочечниках, простате и костях. РЧА позволяет оперировать даже когда классическое оперативное вмешательство невозможно. Например, если метастатическое поражение коснулось не одной, а обеих долей печени, без РЧА не обойтись.

Существуют пациенты, у которых исчерпаны возможности лечения, и наша задача – насколько возможно продлить им жизнь. Паллиативная медицина может сделать так, чтобы пациент не оказывался «за бортом», оставался частью социума: без боли, без неприятных симптомов, без нефро и -колостом…

Но не все онкопациенты (и даже, увы, не все врачи) знают о возможностях современной паллиативной медицины. Например, что грамотное обезболивание позволяет дольше обходиться ненаркотическими препаратами, а наркотические использовать без рисков развития зависимости, и иногда вовсе обойтись без них.

Или, например, поступает больной с опухолью, неоперабельной, которая сдавила пищевод. Удалить ее нельзя, и тут мы стараемся поставить такому пациенту стент, специальный «протектор» просвета пищевода. Тогда человек до конца жизни может питаться сам, за общим столом с родными, а не через капельницу. Пациенты при поддержке паллиативной медицины могут до конца жить дома, с близкими, а не на больничной койке. Некоторые путешествуют или до последнего работают.

То, что на фоне всех современных инструментов случаются напрасные смерти, когда люди сами себя обрекали, – обескураживает. Все помнят историю Стива Джобса. У нас тоже есть такие пациенты, мы зовем их «опухолевые диссиденты» – это люди, которые просто отрицают свой диагноз. Такова сила психологического сопротивления.

Часто женщины, например, при раке молочной железы не могут принять этот диагноз, не начинают лечение. И это не зависит ни от материального достатка, ни от возраста или образования, ни от региона. Так ведут себя и суеверные бабушки, и молодые обеспеченные женщины из городов-миллионников. Иногда затягивают до того момента, когда опухоль начинает распадаться – таких пациенток приводят к нам близкие и родственники: они просто уже чувствуют специфический запах. В таких случаях лечение сложнее и прогнозы куда хуже, чем если бы женщина начала лечиться сразу.

Прежде чем поддаться панике-депрессии-отрицанию и пойти к гомеопатам и гадалкам, будьте хотя бы информированы и осведомлены обо всех вариантах.

Да, в страшный момент хочется верить в чудо – и люди верят. Но чудеса в 2019-м творят не маги и колдуны, а ученые и врачи. Они открывают новые лекарства, секвенируют геном и делают сложные операции. Надеемся, что информация из этого поста вам никогда не пригодится в практических целях. Будьте здоровы.

Лечение рака: новейшие методы

«Во что вы вложили бы деньги, если бы собралась инвестировать? Может стоит вкладываться не в криптовалюты, а в лекарства от рака?»

Мы уже писали о том, как гены люциферазы пытаются встроить в геном растений и создать светящиеся растения, как в фильме «Аватар». В этой статье мы расскажем о возможности применения люциферазы и других инновационных технологиях, применяемых в диагностике и лечении онкологии.

1. Люминисценция. Метастазы рака заставляют светиться. Фотодинамическая терапия

Итак, ученые уже много лет проводят эксперименты не только над растениями. Свойства люциферазы и других генов, белков, ферментов или веществ (например, 5 — аминолевулиновой кислоты), способных давать люминисценцию активно исследуются для выявления новых методов диагностики и лечения рака уже более десяти лет.

Чем полезен «светящийся» рак:

    Флуоресцентные нанозонды. Сегодня большинство операций по удалению опухолей и метастазов очень травматичны, т.к. не всегда можно визуализировать, где заканчивается опухоль и начинается здоровая ткань. В 2017 году профессор химии Хайинь Лю (Haiying Liu) из Мичиганского технологического университета (Michigan Technological University) нашел способ заставить клетки светиться так, что рак в буквальном смысле стало видно. Благодаря антителам, которые крепятся только к раковым клеткам, злокачественные опухоли светятся в около-инфракрасном диапазоне — другие ткани светятся зеленым или синим цветом. Этот же метод может позволить хирургу убедиться, что все клетки опухоли действительно удалены и не был пропущен ни один метастаз.

​Помимо диагностики и лечения онкологии, разрабатываемые нанозонды могут применяться для диагностики других инфекционных, воспалительных, иммунных заболеваний и для адресной доставки лекарственных препаратов. Например, если вы заболели, вы принимаете антибиотики, которые накапливаются в тканях всего организма, убивая в том числе и полезные бактерии, негативно влияя на печень и другие внутренние органы. При помощи новых технологий лекарство будет доставляться только в участок инфекции или воспаления. Не влияя на здоровые ткани и органы. Российские и корейские ученые в Национальном исследовательском ядерном университете МИФИ совместно с Пхоханским университетом науки и технологии уже работают в этом направлении.

Фотодинамическая терапия опухолей. Методика биолюминесцентного разрушения клеток рака, находящаяся в экспериментальной фазе. Она заключается в трансформации опухолевых клеток, так что они получают как фотосенсибилизирующий ген, так и «светящийся» ген люциферазы. Фотосенсибилизация реагирует на люминесценцию таким образом, ученые пытаются заставить раковые клетки совершить что-то вроде самоубийства.

В 2012 году нижегородские ученые запатентовали метод. Этот метод опробован на мышах. Возможно, этот метод получит широкое применение через несколько лет. Патент на этот метод был получен в 2012 году, а как показывает мировая практика, от разработки до внедрения метода в применение проходит около 10 лет. Исследования и диагностика. Здесь можно прочитать подробнее и посмотреть фотогорафии примеров использования люциферазы для визуализации раковых опухолей до и после облучения на лабораторных мышах (исследование белка и получение патента) http://www.niipfm.nizhgma.ru/bioimidjing/uspeh/

  • Подсветка раковых клеток при помощи вирусов-мутантов. Эндрю Браун и его команда создали генетически модифицированный вирус герпеса, который заражает только клетки опухоли. Этот вирус окружен клетками люциферазы, которая позволяет зараженной опухоли светится. Если метод докажет свою эффективность вирусы повсеместно будут применяться для визуализации опухоли вместо томографов.
  • 2. Генная терапия и вирусы

    Иммунитет человека может бороться с онкологией сам. Но почему же этого не происходит? Дело в том, что рак, маскируется под нормальные, здоровые клетки человека, поэтому иммунитет его не распознает. Например, у раковых клеток больных лейкемией на поверхности есть белок CD19, который маскирует злокачественные клетки под нормальные, и они остаются незамеченными для иммунитета человека. Ученые нашли способ добавить к лимфоцитам больных гены рецепторы CD19 и вернут измененные клетки в организм больных лейкемией при помощи обезвреженных ретровирусов, обладающих способностью встраиваться в ДНК человека. Потерявшие маскировку раковые клетки были атакованы модифицированными лимфоцитами. 90% испытуемых, больных тяжелой формой лейкемии пошли на поправку.

    Лекарства для генной терапии в России тоже были придуманы. Например, препараты АнтионкоРАН-М и АнтионкоРАН-F, добавляют 2 гена: один убивает злокачественные клетки, а другой стимулирует иммунитет. На продолжение исследований нужно порядка 150 млн. рублей. Исполнительный директор компании-разработчика «Генная химия» Максим Кокшаров в интервью призывает вкладываться не в биткоин, а в лекарство от рака.

    Активно изучаются возможности использования вирусов для генной терапии:

    не вызывает защитного ответа в раковых клетках

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:

    Adblock
    detector
    ×